250 Бобруйская Краснознаменная ордена Суворова II степени стрелковая дивизия
Главная | Боевой путь | Книга Памяти | Однополчане | Документы Карты Награждения Помощь Поиск по сайту
 

ПОГИБЛИ, НО ДОРОГУ ОТСТОЯЛИ

В канун печальной годовщины начала Великой Отечественной войны на правах давнего читателя "КГ" хотел бы коснуться некоторых событий периода Великой Отечественной войны, в которых участвовал мой отец Рыжих Константин Иванович, 1904 года рождения…

Лично я надел солдатскую форму тоже во время войны, будучи призванным в начале 1944 года, но перед отправкой на фронт был зачислен в Киевское военное училище связи, при эвакуации передислоцированное в Красноярск. Оканчивал его уже в Киеве в 1947 году. Находясь в рядах его курсантов в глубоком сибирском тылу, я, к величайшему моему сожалению, не смог отомстить за гибель моего отца 7 марта 1943 года…


ОТЕЦ был призван в Красную Армию в июле 1941 года из села Покровка Омского района Омской области, где жил вместе со всей семьёй. Нас у него было шестеро человек. В том же году в 14-летнем возрасте я был принят на работу трактористом.

Отец с 1941 года участвовал в боях на Северо-Западном фронте, был ранен, а после выздоровления снова участвовал в боях на этом же фронте. А весной 43-го мы получили на него похоронку. Перед гибелью недолгое время он находился в войсковой части, откуда от него пришло лишь одно письмо с указанием полевой почты.

Я же находился на службе в рядах Советской Армии на протяжении 32 лет. Периодически в отпуск приезжал к матери и всякий раз просил её найти то самое, последнее, письмо - ведь указанный на нём номер полевой почты был очень важной зацепкой, при помощи которой можно было найти место отцовской могилы. Однако она не находила и ссылалась на то, что, видно, оно по какой-то причине давно и безнадёжно утеряно.

Лишь спустя 41 год уже мне самому удалось это письмо обнаружить. И в этот самый день я дал себе твёрдое слово, во что бы то ни стало найти место гибели и захоронения моего отца.

Розыск я вёл в течение 7 месяцев в следующей последовательности. Сначала запросил Центральный архив в г. Подольске. Оттуда мне сообщили, что до гибели отец служил рядовым в 916-м полку 250-й стрелковой дивизии, участвовавшей в боях за освобождение села Верёвкино Старорусского района Новгородской области. Старорусский горвоенком сообщил 9 октября 1984 года, что останки погибших воинов из одиночных и безымянных могил деревни Верёвкино были перезахоронены в братское воинское захоронение села Ефремово, находящемся в этом же районе, и что имя моего отца К.И. Рыжих увековечено на мемориальной плите, установленной на этой братской могиле.

Через газету Министерства обороны СССР "Красная звезда" мне удалось узнать, где находится Совет ветеранов 250-й стрелковой дивизии. Естественно, я сразу же направил по этому адресу запрос.

Председатель совета Г.А. Ломовицкий выслал мне адресный список оставшихся в живых воинов 250-й СД. Таковых оказалось 360 человек, из них 45 воевавшими в 916-м полку. Со всеми однополчанами отца я вступил в переписку, в результате которой выяснил, что только трое из моих адресатов участвовали в том роковом для моего отца бою за освобождение с. Верёвкино 7 марта 1943 года.

Один из них, бывший командир сапёрного взвода этого полка Пётр Алексеевич Лизунов, сообщил мне, что был у него боец, который незадолго до того боя поступил в составе пополнения и успел рассказать, что сам из Сибири, где у него осталась большая семья. Даже рост его, примерно указанный мне Лизуновым, совпадал с ростом моего отца. Ну, а когда я выслал Петру Андреевичу его фотокарточку, он сразу узнал в нём того самого бойца-сибиряка, о чём и сообщил мне незамедлительно. Одновременно с этим Лизунов выслал мне схему расположения двух могил, в одной из которых был похоронен мой отец. Схема была увязана с местностью.

Располагая данными о первоначальном захоронении отца в д. Верёвкино и узнав в ходе переписки, кто шефствует над братской могилой в с. Ефремово (а шефом оказался коллектив винного завода в г. Старая Русса), я обратился к директору завода с просьбой сфотографировать место братского захоронения в Ефремово и мемориальную доску, на которой есть и данные Константина Ивановича Рыжих.

Однако я не стал дожидаться снимков и в июле 1985 года выехал в Новгородскую область, чтобы самолично навестить место гибели и место захоронения моего родителя.

Прибыв в Старую Руссу, первым делом я направился в горвоенкомат, дабы уточнить место нахождения завода, директор которого и объяснил мне, как добраться до интересующих меня мест.

На следующий день, 10 июля 1985 года, автобусом я выехал в деревню Цапово. Ехавшая вместе со мной старушка посоветовала на ферме в д. Цапово взять лошадь, поскольку до Верёвкино только верховым путём и можно добраться. Бригадир фермы вошёл в моё положение (слава Богу, времена ещё были советские!) и попросил одну пожилую женщину, жившую до войны в Верёвкино, чтобы она показала мне, где на коне можно перебрести речку Редья. В процессе нашего разговора эта женщина обмолвилась о том, что до войны до Верёвкино добирались по просеке.

Речку верхом на коне я перебрёл, а вот просека за истекшие годы заросла деревьями. Конь еле-еле продирался между ними, а в двух местах чуть не завяз - местность-то была болотистая! В конце концов, я понял, что так до Верёвкино нам не добраться, и повернул назад, а по пути заехал на братское захоронение в Ефремово. Здесь я низко поклонился праху павших героев, среди которых был и мой дорогой батя - его имя действительно оказалось высеченным на мемориальной доске в числе прочих. Всего же в этой могиле нашли свой последний приют 2000 наших бойцов. А как я узнал позже, в одном только Старорусском районе Новгородчины таких захоронений насчитывалось около 60!

Из Ефремово я вернулся на ферму, и до сих пор благодарен её бригадиру, разрешившему мне на этом же коне проехать до деревни Верёвкино окружным путём. Хотя его протяжённость составляла около 20 километров. Там, сориентировавшись по присланной мне П.А. Лизуновым схеме, я нашёл-таки первоначальную могилу своего отца и других его товарищей по оружию, лежавших здесь до перезахоронения на ефремовском мемориале.

На следующий день, уже вернувшись в Старую Руссу, я решил навестить местный музей боевой славы, где приобрёл две книжки о жесточайших боях в Старорусском районе. Из них я узнал о том, что такое "Демянский котёл" и "Рамушевский коридор". Там, на возвышенности, располагалась 16-я немецко-фашистская армия, которая, опасаясь окружения, выводила свои войска по этому самому "Рамушевскому коридору". А задача ей вначале была поставлена такая: используя выступ, перерезать нашу железную дорогу, соединявшую Москву и Ленинград. Чтобы не допустить этого, советским войскам пришлось действовать по периферии расположения 16-й армии, в болотистой местности.

Таким образом, "Рамушевский коридор" представлял собой горловину, на краях которой были сёла Верёвкино и Вязки. Вот почему бравшие их две наших дивизии понесли такие огромные потери…

***

Каким же высочайшим патриотизмом обладал наш народ как на фронте, так и в тылу, делая всё для того, чтобы достичь победы над столь подкованным и коварным врагом! И советские люди добились Победы ценою миллионов жизней, каждая из которых была дана человеку единственный раз. Поэтому их имена, безусловно, заслужили того, чтобы наша Родина и наш народ помнили о них вечно!

Алексей Константинович РЫЖИХ, подполковник в отставке (Красноярск)



Главная | Боевой путь | Книга Памяти | Однополчане | Документы Карты Награждения Помощь Поиск по сайту
© Совет ветеранов 250 Бобруйской Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии, 2005-2017