250 Бобруйская Краснознаменная ордена Суворова II степени стрелковая дивизия
Главная | Боевой путь | Книга Памяти | Однополчане | Документы Карты Награждения Помощь Поиск по сайту
 

Бои за Калинин

5 декабря войска Калининского фронта начали наступление. Частям 31-й армии, куда входила 250-я дивизия, предстояло штурмовать достаточно прочную оборону противника: вдоль Волги тянулась цепь окопов и дзотов. Берег был местами круто срезан и полит водой. Взобраться под огнем по ледяному склону было почти невозможно.

О действиях нашей дивизии, героизме ее бойцов и командиров в Калининской наступательной операции (5 декабря 1941 - 7 января 1942) свидетельствуют генералы из командования 31-й армии в своих воспоминаниях, опубликованных в книге "На правом фланге Московской битвы". М., 1991, приводимых здесь в сокращении.

Наступление

Щедрин М.И., генерал-майор, бывший начальник штаба 31 армии

Командующий 31-й армией решил главный удар нанести на шестикилометровый участков силами 119-й и 250-й дивизий в направлении на Старый Погост-Пушкино. Для развития успеха во втором эшелоне стояла наготове 262-я дивизия.

В 3 часа ночи 5 декабря передовые батальоны дивизий первого эшелона 31-й армии устремились по льду на правый берег Волги, чтобы захватить плацдармы и тем самым обеспечить преодоление водного рубежа главными силами армии.

К 10 часам были захвачены плацдармы у Горохова и Старо-Семеновского передовыми батальонами 119 и 250 сд. В 13 часов после 45-минутной артподготовки и ударов авиации перешли в наступление главные силы армии.

С самого начала бой принял ожесточенный характер. Стрелковые роты, наступавшие без поддержки танков, броском преодолели Волгу, но на противоположном берегу попали под сильный огонь. Несмотря на это они смело бросились на штурм населенных пунктов: Горохово, Губино, Эммаус, Старая Ведерня, Алексино.

250 дивизия штурмом овладела поселком Эммаус и продвинулась вперед на 4-6 км вплотную к Октябрьской железной дороге.

Однако уже в ночь с 5 на 6 декабря противник перебрасывает к участку прорыва значительные силы и с утра 6 декабря ему удается вновь захватить Мятлево, Ошурково, Эммаус. Части 250 сд, добившиеся 5 декабря наибольшего успеха, вынуждены были отойти на левый берег Волги.

Комдив 250 дивизии повернул один батальон от Эммаус на Городище, чтобы помочь соседу овладеть этим важным пунктом. Поворот полка совпал по времени с контратакой двух полков вражеской пехоты с танками. Немцы открыли сильный огонь по Эммаусу и Старой Ведерне. Остальные части дивизии, приняв поворот 918 сп за отступление, повернули назад. Управление было потеряно и вся дивизия отошла за Волгу, а затем была отведена в район Каблуково для приведения в порядок.

Неорганизованный массовый отход частей дивизии привел к большим потерям: около 1500 человек убитыми, ранеными и пропавшими безвести. По приговору Военного трибунала были расстреляны командир 918 сп, комиссары 918 и 916 сп, приговорен к 10 годам тюрьмы с понижением в должности и отправлен на передовую командир 916 сп.

7 декабря вступила в бой 262 сд с ротой легких танков из 143 танкового батальона. Дивизия вышла на рубежи, оставленные в результате отхода 250 сд. Наступление продолжалось.

С утра 9 декабря была введена в бой приведенная в порядок и отдохнувшая 250 сд. 14 и 15 декабря наши войска успешно продвигались вперед. 262 дивизия очистила от гитлеровцев юго-восточную окраину Калинина. Одновременно с севера ворвалась в город 243 дивизия 29 армии.

250 дивизия 16 декабря, овладев деревней Лебедево, штурмовала городские укрепления врага с юга. К 13 часам Калинин был полностью освобожден. Дивизия получила задачу преследовать противника в направлении города Старица.

Утром 22 декабря армии правого крыла перешли в наступление в направлении на Старицу и Ржев. Стояла отвратительная погода. Повалил густой снег, мокрый, огромными хлопьями. Проводная связь рвалась. Тылы и артиллерия отстали. В этой обстановке 25 декабря наши части столкнулись с организованной обороной противника. Попытка 119 дивизии с ходу прорвать оборону успеха не имела и атакующие, понеся потери, залегли перед деревней Чухино.

26 декабря после 15-минутного артналета армия возобновила атаку, но лишь 250 дивизии, овладевшей Леушкино и отбившей контратаку немцев, удалось ночью прорвать вражескую оборону севернее Чухино.

Для развития прорыва командарм ввел 54-ю кавалерийскую дивизию и один стрелковый полк 250 дивизии, которые стали быстро продвигаться в тыл противника. К утру враг подтянул резервы и сильной контратакой закрыл прорыв.

Оказавшись за линией фронта, кавалеристы были затем оттеснены к Смагину и вместе с пехотинцами 922 полка заняли круговую оборону. Отбивая все контратаки, они продержались до прихода наших главных сил.

Накал боев. Храбрость воинов

Русских А.Г., генерал-лейтенант, бывший член Военного совета 31 армии

Группа бойцов 918 сп во главе с мл. лейтенантом Захарченко и политруком Кондрашовым при наступлении на д.Слободка встретили упорное сопротивление засевшего в укрытии противника. Красноармейцы Трунов, Мамаев, Тупиков, Коробов и Кукнанбаев пошли в разведку и столкнулись с двадцатью фашистами. В яростной схватке они опрокинули немцев и обратили их в бегство. Следом за храбрецами рванулась вся группа, фашистов из деревни вышибли.

Солдаты 922 сп Дмитриенко, Потапенко, Бурин, Красный и Петраки были легко ранены, но в госпиталь отправиться отказались.

Ожесточенные бои нередко переходили в рукопашные схватки. В течение 26-29 декабря деревни Леушкино, Гостенево, Чухино и Сидорово по нескольку раз переходили из рук в руки.

В книге "Дорогами испытаний и побед. Боевой путь 31-й армии" описан такой случай. В упорных боях в южной части Калинина отличились бойцы 922-го стрелкового полка (командир капитан А.И. Грицкевич). Во время контратаки врага старший сержант П.И. Трунчиков, командир орудия сержант А.П. Исаев, наводчик младший сержант С.Г. Алабердин, стрелки рядовые С.М. Сухарев и А.П. Смирнов, заняв круговую оборону, метким огнем из орудия подбили два танка и отбросили следовавших за ними пехотинцев. Смирнов, будучи дважды раненным, не покинул поле боя. Занятый рубеж группа старшего сержанта Трунчикова удержала до подхода главных сил полка… Воинам этого полка московские рабочие доверили Красный флаг с портретом В.И. Ленина, чтобы водрузить его над освобожденным Калинином.

Легендарный полк

Вершинин Г.Г., бывший корреспондент армейской газеты "На врага" Северо-Западного фронта

С юго-западной стороны Калинина буквально на плечах противника ворвались бойцы 922 сп. На подступах к городу полк участвовал в 15 атаках. Днем и ночью бойцы приближались к окраинам города.

Красноармеец Филатов, заменивший командира роты, в рукопашной схватке решителен и беспощаден. Так действуют бойцы Колмогоров и Орлов, секретарь партбюро полка, политрук Килымник. Вместе с бойцами наступают и командир полка майор Антон Иосифович Грицкевич, а также комиссар Трофим Павлович Рудаков.

Бойцы прочесывают каждую улицу, каждый переулок. Поселок очищен. Освобожден и город. На площади в южной части города комиссар водрузил Красное знамя. Жители вышли на улицу встречать освободителей. Спрашивают: "Как же Москва?", "Что с Москвой?", "Москва-то наша или уже у немцев?". Именно эти вопросы больше всего волновали тверичан, истосковавшихся по свободе, ибо с Москвой они связали и судьбу всей нашей Родины. А бойцы на ходу им отвечали:

- Наша, наша Москва. Теперь живите спокойно.

Когда же полк вернулся в боевой порядок дивизии, занял новую исходную позицию для наступления на Старицу, в районе селения Мозжарино, комиссар полка Рудаков рассказывал бойцам, которым не довелось побывать в городе:

- Мы ужаснулись тому, что увидели: город лежал в руинах, сгорело много домов и текстильный комбинат, разрушены заводы и дорогие нашему сердцу старинные здания, построенные еще в XVIII веке великими русскими зодчими К. Росси, М. Казаковым, П. Никитиным. На улицах виселицы... Все, что увидели бойцы нашего легендарного полка, придало еще больше им силы и ненависти к врагу. Так вперед же, братцы! Теперь на пути - Старица!

"У доброй славы большие крылья", - гласит русская пословица. Слава о воинах 922-го стрелкового полка летала по всему фронту. После освобождения города Калинина полк успешно воевал в тылу противника.

Антон Иосифович Грицкевич, отмеченный двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, вспоминал о тех боевых днях:

"Удачные операции мы провели с 26 по 30 декабря 1941 года. 250-я стрелковая дивизия получила задачу - прорвать фронт на участке Леушкино-Гостенево и выйти в тыл врага на 8-9 километров, захватить узел дорог Старица- Ржев. В первом эшелоне шел наш полк. Внезапно, при сильной вьюге, без артиллерийской подготовки, с незначительными потерями, мы прорвали оборону и проникли в тыл фашистов. Другие наши полки были отброшены подошедшими резервами противника, закрывшими образовавшуюся брешь. К утру 27 декабря полк вышел на заданный рубеж и занял круговую оборону. Бойцам объяснили обстановку.

В первую же ночь разгромили штаб немецкого батальона, захватили важные документы. В напряженных схватках прошли два дня. В третий немцы повели наступление с двух сторон: от фронта и из глубины. Артиллерия поддерживала их с третьей стороны. Целеуказание артиллеристам - зелеными ракетами. Мы это учли и использовали в своих интересах. Начался бой. Оккупанты начали теснить наши подразделения. В этот момент мы и передали вражеской артиллерии свое целекузание их же сигналами. Маневр удался. Артиллерия и крупные минометы врага открыли сильный заградительный огонь по своим боевым порядкам и таким образом крепко нам помогли".

Отважно действовали в этих боях многие бойцы и командиры, сказался русский характер. Подпускали фашистов на близкое расстояние и тогда открывали огонь.

На левом фланге создалась тревожная ситуация. Старший политрук Савельев, переползая от одной группы бойцов к другой, подбадривал: "Братцы, каждую пулю только в цель. Враг дезорганизован и он будет разбит. Действуйте смело". И сам из автомата метко бил врага. Более десяти фашистов поразил.

Командир батальона Корольков, воспользовавшись замешательством противника, поднял бойцов в атаку. Сам истребил семь гитлеровцев. Когда кончились патроны, смельчаки находили автоматы и пулеметы на поле боя и уничтожали врага его же оружием.

Грицкевич внимательно следил за обстановкой и умело руководил боем. Сам ложился с автоматом в цепь и бил фашистов. Комиссар воодушевлял словом и показывал пример меткого огня.

За четыре дня боев полк потерял 13 человек убитыми и 43 получили ранение. Нашими же бойцами было уничтожено 867 вражеских солдат и офицеров.

Командующий Калининским фронтом генерал-полковник И.С. Конев объявил всему личному составу полка благодарность и его героические действия в тылу врага поставил в пример всем частям фронта. 25 бойцов и командиров были награждены орденами. А. И. Грицкевич и Т. П. Рудаков удостоены орденов Ленина.

Командующий 31-й армией генерал-майор В. А. Юшкевич и член Военного Совета дивизионный комиссар А. Г. Русских, поздравляя личный состав с успешным выполнением боевой задачи, сообщили, что полк представляется к званию "гвардейский".

И еще об одном эпизоде из боевой жизни полка по тылам врага, который относится к 11-14 декабря 1941 года, хочу рассказать.

Враг отступал от Калинина. В морозную ночь, когда поднялась сильная метель, майор Грицкевич и комиссар Рудаков повели полк на особое задание.

- Товарищи, - говорил бойцам Антон Иосифович, - задача дана ответственная. Мы по ним, проклятым, ударим врасплох и никому не дадим уйти живым.

Комиссар провел задушевные беседы в каждом подразделении, людей готовили к тяжелому бою. Бойцы верили в успех, ибо знали, что с ними опытные командиры.

Цепочкой двинулись вперед. Незаметно проникли в лес, а там уже не задержались. Идти по лесу, да еще по глубокому снегу, было нелегко, но дорогу показывали хорошие проводники из местных жителей. Через три часа были у цели, у шоссе Калинин-Старица, и увидели: тянулись сонные обозы, проносились машины, уходили вражеские солдаты.

Батальон красноармейцев просочился на другую сторону шоссе и занял удобные позиции. По сигналу открыли огонь. Сгрудились машины, повозки. Ошеломленные оккупанты попытались отстреливаться, скрыться, но тут же падали, сраженные автоматными очередями. Машины тоже попали под обстрел. Некоторые из них загорелись. Слышались стоны раненых. Противник подбросил небольшую группу солдат, чтобы навести на шоссе порядок. Однако с ней был тоже короткий "разговор"...

"Ну, теперь жди дичи покрупнее", - шутили ребята. И в самом деле, появилась большая группа гитлеровцев. Следует одна атака за другой. Теперь уже не до шуток. Есть раненые и у нас. Но потери противника велики. Пулеметчик Алабердыев в упор расстреливает фашистов. Прицельный огонь ведут бойцы Колмогоров и Голубев. Командир взвода Васильев кричит своим бойцам "Товарищи! За разрушенный Калинин бейте фашистских гадов!". На счету взвода уже 40 уничтоженных немцев только в этом бою.

Майор Грицкевич тоже в общей цепи стрелял из винтовки и руководил боем. Комиссар среди бойцов по другую сторону шоссе. Он у пулемета и тоже поливает захватчиков свинцом.

В этом бою противник потерял более 180 человек. Шоссе оказалось закрытым для движения. Вражеские обозы двинулись по проселочным дорогам, где лошади вязли, машины застревали в глубоком снегу. Солдаты мерзли и бросали все, чтобы спасти свою шкуру. Трупы лошадей и людей, сени с награбленным добром - вот что можно было видеть на пути отступающего противника.

"Слава воинам части товарища Грицкевича!" - так назвали армейские корреспонденты страницу в газете "На врага!" о боевых действиях во вражеском тылу героического 922-го стрелкового полка.

10 января 1942 года боевой комиссар погиб. Погиб нелепо. Как рассказывал начальник политотдела дивизии А.Ф. Китаев произошло это так: "Перед дивизией была поставлена задача наступать ночью. Мы с комдивом генерал-майором П. А. Степаненко вывели командиров и комиссаров частей на рекогносцировку. Рудаков сел к дереву спиной и шальная пуля попала ему прямо в сердце, так что он даже и звука не издал". Похоронили его под деревней Богоявление, впоследствии останки погибших воинов были перенесены в братскую могилу в деревне Мартьяново, где и покоится душевный человек, любимец бойцов и командиров комиссар Рудаков.

И вспомнился мне один декабрьский день 1941 года. Над картой склонились А. И. Грицкевич и комиссар Т. П. Рудаков. Советовались, как лучше выполнить поставленную задачу. Потом сели обедать и как-то незаметно перешел разговор на тему о дружбе. Грицкевич, похлопав по спине Трофима Павловича, с большой теплотой сказал ему: "Хоть крови мы не родной, но души одной".

Командир и комиссар были душой своего родного полка. За свои боевые дела полк по праву назвали "героическим".

Наступление дивизии продолжалось. 1 января 1942 года с участием нашей дивизии совместно с воинами 247 сд освобожден город Старица. В боях за город Старица частями дивизии разгромлены и захвачены: дивизион тяжелых орудий, отходившие тылы, взято в плен 53 гитлеровца. Затем 250-я дивизия была повернута с западного направления на южное на Зубцов.

К 7 января 250-я дивизия вышла на подступы к городу Ржеву севернее города Зубцова. Разгорелись тяжелые многодневные безуспешные бои за Терешково, превращенный немцами в опорный пункт. Не принесли нам успеха бои в полосе Собакино, Иружа, Гущино, Крупцово - свежие силы гитлеровцев повсеместно оказывали сильное огневое сопротивление.

23 января подошла к реке Волге в районе Шамово- Малые Калоши, освободила ряд населенных пунктов и перерезала железную дорогу Ржев-Зубцово. С этого дня части дивизии перешли к активной обороне, вели бои на рубеже Немцево, Клипуново, Гридино, Собакино, Рамница, Иружа.

10 марта дивизия по приказу командующего Калининским фронтом была переподчинена 30-й армии и получила задачу - содействовать войскам 39-й армии того же фронта прорваться из окружения. Части дивизии совершили 54-километровый марш в пешем строю через Новый Рукав на северо-запад от Ржева до излучины Волги и перешли в наступление на Дорогино-Паново. Однако после ожесточенных боев, ввиду угрозы собственного окружения вынуждены были отойти на рубеж Кишкино-Гладово, Черново и перейти к активной обороне, которая длилась с 23 марта до 22 апреля 1942 года. После этого решения Ставки была переведена на Северо-Западный фронт.

В боях за Паново геройски погиб комиссар 250-й дивизии Колтушкин Борис Константинович, пришедший в дивизию в феврале 1942 года вместо отозванного батальонного комиссара Китаева А.Ф.

За период наступления в направлении Калинин-Ржев дивизия освободила 46 населенных пунктов, вернула свободу сотням тысяч советских граждан, уничтожила до 2-х тысяч фашистов. С июля 1941 года по апрель 1942 года боевой путь дивизии составил 1006 км, в том числе наступательных боев -174 км, оборонительных боев с отходом - 231 км, марши, переходы в пешем строю - 451 км, передвижение по железной дороге - 450 км.

После гибели генерал-майора И. С. Горбачева с августа 1941 года по декабрь 1942 года дивизией командовал генерал-майор Павел Афиногенович Степаненко (1901-1967). Военную службу он закончил в должности заместителя командующего Северо-Кавказским военным округом в звании генерал-лейтенанта. Похоронен он на воинском кладбище в городе Ростове-на-Дону.
Главная | Боевой путь | Книга Памяти | Однополчане | Документы Карты Награждения Помощь Поиск по сайту
© Совет ветеранов 250 Бобруйской Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии, 2005-2017