250 Бобруйская Краснознаменная ордена Суворова II степени стрелковая дивизия
Главная | Боевой путь | Книга Памяти | Однополчане | Документы Карты Награждения Помощь Поиск по сайту

Воспоминания  
Судьбы

Абилов М.А.
Бабаков М.А.
Базанов Г.А.
Бережко Г.Г.
Божко Ф.М.
Борченко К.Ф.
Васягин П.П.
Вержевикина Е.В.
Говоров В.П.
Горбачев И.С.
Гришко В.С.
Григорьев М.Г.
Дятлов В.С.
Еронько В.И.
Иващенко И.А.
Казанков Н.Г.
Каххори А.
Кац Г.З.
Комский Б.Г.
Коробейников Ф.С.
Королев И.М.
Красулин В.А.
Креусова Е.А.
Кузнецов Д.И.
Куренков В.Д.
Латышев Б.Е.
Ледовский И.Г.
Лепорский А.М.
Лесик П.И.
Лизунов П.А.
Листовничий Н.Л.
Локтев Г.С.
Ломовицкий Г.А.
Любимцев А.П.
Майоренко П.В.
Малин А.Ф.
Мананков Т.П.
Марков М.И.
Масин Т.Д.
Медведев Л.Е.
Мингулов Г.Х.
Мируц М.А.
Мордин И.Е.
Мосин А.В.
Мохин И.В.
Погудин Е.Н.
Пузейко Н.С.
Сабиров Р.С.
Сербаев Н.К.
Скурлатов А.И.
Соколов Н.С.
Троценко С.П.
Хандогин И.Ф.
Хандогин Г.Н.
Хрыков Н.М.
Чернушенко Г.А.
Яфаров А.З.
Яковлев Н.Н.

918 Остроленковский Краснознаменный орденов Кутузова II и III степени стрелковый полк

Иващенко И.А.

полковник Иващенко Иван Андреевич, бывший начштаба 922 сп, командир 918 сп

Освобождение Бобруйска

В 250 сд я был направлен в декабре 1943 года на должность начштаба 922 сп. По прибытии 2 декабря меня использовали в должности командира 2 стрелкового батальона. Дивизия готовилась в наступление на д.Майское. 3 декабря я был на рекогносцировке и получил задачу: батальону во взаимодействии с другими подразделениями полка овладеть д.Майское, что восточнее Жлобино.

После непродолжительной артподготовки мы поднялись в атаку и дошли до проволочного заграждения противника, где были встречены сильным ружейно-пулеметным огнем (артогня противника было мало). Многие бойцы повисли на проволочном заграждении, атака сорвалась, и после трехдневных боев дивизия перешла к обороне на исходном рубеже: Веточка, Святое, Ново-Селивановские хутора. Откровенно говоря, я чудом остался в живых и даже не ранен. С 25.12.43 года приступил к исполнению должности начальника штаба полка.

Характерные особенности последующих боев:

При форсировании реки Днепр (февраль 1944 года) противник артогнем наделал много прорубей во льду, в них падали бойцы, многих удалось спасти. Некоторые утонули, к нашему счастью, таких случаев было немного.

Запомнились бои за реку Друть против д.Озераны. Противник заранее подготовил этот рубеж. 922 сп отчаянно дрался, в боевых порядках первой линии находились 45 и 76-мм орудия, и намечался перелом. Но 15-20 самолетов противника несколько раз с пикирования нас бомбили, и мы несли большие потери. Когда стало очевидно, что нам немцев не сломить, стали отходить на восточный берег реки Друть. Было досадно, что мы оставили два орудия немцам: некому было их оттянуть, настолько поредели боевые порядки.

Запомнилось также событие в апреле 1944 года в обороне на реке Друть. Мне, как начштаба, персонально поручается организовать поиск и достать "языка" за рекой Друть. Вместе с разведчиками тщательно изучил передний край противника, нашли участок, где можно пробраться в тыл немцев. На всякий случай наша артиллерия и минометы - полковые и батальонные - пристреляли этот участок. С вечера сидим в нашей первой траншее с надувной лодкой. С наступлением темноты пять человек во главе с командиром взвода, вооруженные ножами, пистолетами и одним ППШ и гранатами, бесшумно переплыли на западный берег реки, разминировали проход в обороне противника и углубились в его расположение, организовали засаду. Без шума захватили фельдфебеля, сопровождавшего кухню для кормежки солдат. Этим же путем вернулись ночью в расположение своей обороны. "Язык" оказался очень ценным: призван в армию по тотальной мобилизации, средний помещик, довольно хорошо знал оборону своей части. Под обещание, что он будет оставлен в живых при условии, что все правдиво расскажет про оборону немцев, он показал с нашего НП расположение подразделений и огневых точек, чем в определенной мере облегчил прорыв обороны немцев. За дерзкую вылазку в тыл обороны врага и умелые действия по захвату "языка" все разведчики полка были награждены орденами Красной Звезды, а комвзвода - орденом Красного Знамени.

В мае 1944 года я вступил в должность командира 918 сп. Характерной особенностью моей деятельности в то время было: полк, готовясь к летнему наступлению, тщательно совершенствовал оборону, давая понять немцам, что мы не собираемся наступать, чем ввели его в заблуждение. 24 июня после 90 минутной артподготовки по сигналу залпа РС "катюши" и зеленых ракет 918 сп во взаимодействии с подразделениями соседнего 922 сп форсировал реку Друть. Отмечу особенности этой операции.

Получив от комдива задачу с ходу форсировать реку Березина, имея 6 САУ-76 мм в порядке поддержки, я организовал десант на эти САУ-76 во главе с командиром пульвзвода ст.лейтенантом И.Г.Ледовским. Этот десант на полном ходу, преодолев растояние 2,5-3 км, мгновенно врезался в реку Березину. Для немцев это было так неожиданно, что они не успели даже переправить на западный берег 8 орудий 105 мм, более 100 лошадей, различную технику. Вплавь переправилось наше подразделение бойцов, захватили паром, на котором вся рота переправилась на западный берег и обеспечила затем форсирование Березины главными силами полка. За проявленную находчивость, героизм и мужество нами были представлены на звание Героя Советского Союза 5 человек. Два из них И.Г.Ледовской и ст.сержант Н.М.Хрыков были удостоены этого высокого звания. Многие офицеры, сержанты и солдаты были награждены орденами и медалями.

При преследовании и уничтожении отдельных групп противника были случаи, когда связисты полка брали сотнями немцев в плен (немцы предпочитали сдаться в плен кадровому, в военной форме бойцу, чем попадаться нашим партизанам, которые их в плен не брали, а уничтожали).

После завершения окружения большого минского "котла" (наш полк преследовал немцев в 8 км южнее Минска, колхоз им.Калинина и др.) пришлось вести бои с перевернутым фронтом. 918 сп преследовал немцев почти колонной с мерами боевого обеспечения на флангах, впереди и с тыла. Не успеешь сбить сопротивление отдельных группировок противника с фронта, как на хвост полка наседали колонны немцев, пытавшихся вырваться из окружения.

Запомнилась исключительно радостная встреча с партизанами бригады Сергея Ивановича Викторова, бывшего до войны секретарем райкома. Партизаны были одеты разношерстно, отличались лихостью, готовностью идти вместе с моим полком громить немцев дальше. Но я, предупрежденный комдивом И.В.Мохиным, немедленно отправил партизан и их командира в штаб дивизии. Там их после угощения и отдыха распределяли: молодых (по согласию, конечно, самих партизан) направляли в части дивизии, а мужчин старших возрастов, стариков и женщин отправляли по домам.

Штурм города-крепости Остроленка

Вспоминая бои в Польше, хочется отметить следующие характерные моменты.
При овладении городом-крепостью Остроленка проявилось возросшее воинское мастерство командного состава и всех бойцов. Тогда мы применили хитрость. Ночной артогонь, открытый в 4.00 6 сентября 1944 года, вызвал сильную панику, заставил врага укрыться от налета. В это время я решил не идти напролом пехотой, а использовал три САУ-76 (танков не было), продвинул одну САУ вперед за проволочное ограждение врага, но она подорвалась на мине и остановилась. Второй самоходкой, толкая вперед первую, продвинулись через ров и вал, а третья САУ уже проскочила внутрь обороны беспрепятственно, чем навела страх и панику на немцев. Тогда в проделанную брешь устремилась стрелковая рота с одной 45-мм пушкой и этим обеспечила расширение прорыва в обороне крепости, позволила ввести весь полк в наступление. Противник был вынужден свернуть свои боевые порядки вдоль восточного берега реки Нарев, утратил путь отхода гарнизона крепости на переправу через мост. Уже к 11.00 гарнизон немцев был разгромлен, а к 12.00 того же дня город-крепость Остроленка был взят. Мы потеряли две САУ, а бойцы при прорыве через вал и ров были все сохранены. Когда небольшой группе немцев и командующему крепостью - генералу - удалось вплавь переправиться через реку Нарев, то немцы, боясь, что мы тут же начнем форсировать реку подорвали деревянный мост. В городе оказалось много трофеев. У меня на КП оказались немецкий генеральский парадный и повседневный мундиры с брюками, фуражка и генеральская шпага. Все эти доспехи, за исключением шпаги, передал в дивизионный самодеятельный ансамбль. На шпаге оружейники полка выгравировали дату взятия города-крепости Остроленка. Эта шпага и сейчас хранится у меня. Ансамбль же с большим юмором и сатирой использовал немецкие генеральские доспехи в своих выступлениях перед бойцами нашей дивизии.

Последующие бои в Восточной Пруссии характеризовались отчаянным сопротивлением немцев за каждый населенный пункт и даже отдельное строение. 23 марта 1945 года я был тяжело ранен (перебита большая берцовая кость левой ноги).

Главная | Боевой путь | Книга Памяти | Однополчане | Документы Карты Награждения Помощь Поиск по сайту
© Совет ветеранов 250 Бобруйской Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии, 2005-2017